vagabondgirl: (Default)

     По Львову с нами гуляла не только новая камера, но и новый объектив. Хотя я не фотограф (и не претендую), а только учусь, мне всё же удалось в полной мере почувствовать, что тушка тушкой, а балом правит оптика.
       Неофитство часто чревато истерией патологиями, и то, что мы пытались фотографировать всё и вся с разными диафрагменными числами на каждом квадратном метре пространства — думаю, не самая худшая из них. Мы не попали под трамвай и не упали в канализационный люк, нас не затоптали кони и не обгадили голуби. Хотя не обошлось без страшных последствий — в виде тысяч безумных фоток с многочасовой перспективой их переборки.
       Не могу не выложить котика. Видимо, эта участь рано или поздно постигает всех жэжэзаводчиков — даже тех, кто зарекался.


ГОРОД )

ЛЬВОВЯНЕ И НЕЛЬВОВЯНКИ )

ДЕТАЛИ )

МОНОХРОМНОСТЬ )
vagabondgirl: (пус)


       Из высоких открытых окон был слышен громкий стук дождя по крышам — ровно в середине лета я проснулась в старом доме старого квартала старого города...
       Глупейшее начало текста — как в дешёвом дамском романе. Ну, и пусть — потому что всё было именно так: июль, дождь, старый квартал, крыши и Львов. Точно как год назад, точно в эти же числа. И если это начало традиции — буду рада.
       Интересно, но с каждым разом (а во Львове я была не единожды и уже даже не трижды) хочется остаться там подольше — чем чаще приезжаешь, тем больше находишь неизведанного. (У меня так с иностранными языками: чем дольше и глубже учишь язык, забираясь в самые дебри, тем сильнее кажется, что ничего не знаешь.) И в этот раз двух дней было слишком мало.
       Дождь городу очень идёт. И точно не мешает прогулкам. Архитектура потрясающая, лица красивые, приятный уху язык, еда вкусная, кофе ароматный, старина умиротворяющая, несуетность улиц... — очень Львов люблю (да кто ж его не любит).


     
Фото [livejournal.com profile] unclepaddy
vagabondgirl: (у моря)
       Балаклава с бухтой и крепостью Чембало — это как Гиза с пирамидами. Или как Агра с Тадж-Махалом. В том смысле, что вдоль и поперёк всё давно фотографировано-перефотографировано — не удивишь никого и нового не скажешь, а ручонки, тем не менее, так и тянутся к спусковой кнопке фотокамеры. Мои вчера тянулись ещё и потому, что удивительное всё-таки было: облака толстым ватным одеялом улеглись на море, — не видела такого раньше, разве только из окна самолёта, — полежали-полежали, а потом исчезли бесследно.


ЕЩЁ )
vagabondgirl: (Default)
       Это моя вторая попытка написать пост о поездке в украинские Карпаты. Не потому, что он мне как-то трудно даётся, — наоборот. Дело в том, что под натиском впечатлений от разговоров с некоторыми знакомцами я зачем-то выбрала тон доказывания, что их сведения о лютой ненависти жителей западных областей Украины к русским сильно расходятся с действительностью. А написав, вдруг поняла, что мне неинтересно доказывать. Это как оправдываться, не будучи виноватым.
       В общем, некоторым просто стоит постараться понять одну простую мысль: для того, чтобы максимально правильно составить представление о реальности, нужно познакомиться с этой самой реальностью лично.  А пост я написала новый.


                                                                                            Из диалога с Матвеем.
                                                                                          — Мама, а "уютно" — это как?
                                                                                          — Это когда тебе комфортно, приятно, радостно, нравится
                                                                                                то, что тебя окружает... Понятно?
                                                                                          — Да.
                                                                                          — Можешь составить с этим словом предложение?
                                                                                          — В Карпатах мне было уютно.

     
Знающие люди говорят, что в Карпатах чудесно круглый год. Похоже, что по-другому там быть и не может, но я рада, что впервые побывала в Карпатах именно зимой, волшебным образом перенесясь из бесснежного декабрьского кипарисного Крыма в настоящую зимнюю феерию, — такую, какую изображают на открытках и показывают в детских новогодних сказочных фильмах.
       Есть в этих завораживающих своей красотой местах нечто таинственное, мистическое — кажется, что если и обитают где колдуны и целители, то именно в таких небольших сосновых домиках в карпатских горах. Кстати, последний известный мольфар (карпатский шаман) дед Нечай жил как раз в Верхнем Ясенове — том небольшом гуцульском селении, где мы останавливались.
       Мы намеренно выбирали место, находящееся вдали от большой цивилизации и горнолыжных курортов, — не из нелюбви к лыжам, конечно, — из-за желания почувствовать себя "один на один" с Карпатами и проникнуться настоящей, а не сыгранной для туристов "сувенирной" гуцульской аутентичностью.
       Оказывается, бывает так, что ожидания не просто оправдываются "через край", а ещё и дополняются такими деталями, которые твоя фантазия придумать не могла. Всё было лучше, чем я себе могла нарисовать в воображении. И даже снежный буран, который в день нашего отъезда накрыл западную Украину и в который мы попали на обратном пути, обернулся неожиданным приятным сюрпризом.

МНОГО ФОТОГРАФИЙ И НЕКОТОРОЕ КОЛИЧЕСТВО СОПРОВОЖДАЮЩЕГО ТЕКСТА )



       
vagabondgirl: (Default)
       Мне нравится картина природы позднего ноября, с её уязвимой наготой и концентрацией в монохромности, с её скудной однозначностью без примесей.
       В таком ноябре нравлюсь себе и я сама, — нравлюсь вдруг появляющейся способностью находиться в гармонии с собой без прокладывания амортизирующей подушки из иллюзий между действительным миром и мыслями. Это то, что мне иногда очень-очень нужно для очищения эмоций и "отрезвления". О, как я люблю это — граничащее с мазохизмом — состояние оголённых рецепторов восприимчивости и обострённой осознанности.
       В Крыму ноябрь иной: тёплый, солнечный, многоцветный. Он несёт совсем другую "терапию". Поэтому в конце последнего месяца осени я радуюсь возможности уехать "на север" хотя бы на несколько дней.
       В этом году мне повезло: я не просто отправилась в "правильный" ноябрь, не только поехала в лучшей из возможных для себя компаний, но и оказалась в очень приятном и интересном месте — таком, где именно та "насыщенная" энергетика, которая бывает — как я уже когда-то писала — только в точках соединения и смешения нескольких культур.
       Юго-западное Подолье и маленький кусочек украинской Бессарабии: Каменец-Подольский и Хотин — древнейшие города как в этих краях, так и вообще одни из древнейших в Украине.
       Когда мы приехали в Каменец-Подольский, то сразу подумалось, что если убрать автомобили и надписи на зданиях, то непонятно было бы, в какой стране и эпохе находишься — настолько похоже на всё сразу и ни на что одновременно. Странное и магическое ощущение выпадения из пространства и из времени.



Много фотографий и некоторое количество сопровождающего текста. )
vagabondgirl: (Default)
       Крымский гидрометцентр обещал приход циклона с Балкан, и все как один погодные сайты угрожали жирными дождевыми каплями. Но кто не рискует, тот не пьёт кефир с булками на Мангупе (да, так потом и было, заслужили), куда мы поехали вопреки страшным метеорологическим прогнозам.
       Гора представляет собой скальный останец, с трёх сторон окружённый высокими отвесными обрывами. По всему периметру горного плато в скалах вырублены пещеры. 
       Много чего интересного происходило здесь, на шестистах метрах над уровнем моря. Самые ранние обнаруженные в этих местах стоянки относятся ко временам неолита. Позже здесь жили тавры, скифо-сарматы, алано-готы — тогда город назывался Дорос и был столицей крымской Готии. После на плато пришли свирепые хазары и надолго разместили свой гарнизон.
       История самого города Магнуп (Феодоро) очень долгая и запутанная — начинается где-то в шестом (похоже, точно никто не знает — вернее, как почитать, всякий важный исторический исследователь имеет своё правильное мнение), а заканчивается — в восемнадцатом веке, когда его покинули последние караимы.
       Горные средневековые города появлялись, росли и угасали под натиском врагов и времени. Остатки сохранившихся оборонительных сооружений относятся к XIV – XV вв., когда город Мангуп был cтолицей поздневизантийского княжества Феодоро. Потом, как и положено, княжество (и, соответственно, город) захватили османы, построили в городе крепость, которую и назвали Мангуп-Кале. Турки оставили крепость только спустя триста лет. А название так и сохранилось, на турецкий манер.
       Сюда хочется возвращаться — ощущение интересное: происходит что-то вроде отрыва от реальности. И это даже напрямую не связано с "прикосновением к древности" (мало ли где мы с ней соприкасаемся). Невозможно объяснить — такая энергетика. Ещё и людей — спасибо недошедшему балканскому циклону! — почти совсем не было, что усиливало упомянутое ощущение.  


Ещё фотографии и одно несуразное видео )
vagabondgirl: (у моря)
       Уже много лет живу в Крыму, но не перестаю открывать его для себя. Удивительно, что такая небольшая по площади территория может вмещать необъятное разнообразие ландшафтов и культур.
       На днях мне впервые довелось проехать полностью вдоль моря по трассе Севастополь-Феодосия. Автомобильные маршруты  из Севастополя на восточный берег полуострова обычно пролегают через Симферополь — так, понятно, быстрее, удобнее и надёжнее. Но лишний час, потраченный на южную дорогу, сто́ит той потрясающей красоты и совершенно особенного, я бы сказала — беспечного, восторга. Только ехать обязательно нужно именно так, всё время вдоль берега, между горами и морем. Неплохо, конечно, уверенно чувствовать себя за рулём, или очень доверять водителю, потому что 150 километров от Ялты до Коктебеля — сплошной довольно узкий серпантин. Вестибулярно неустойчивых пассажиров лучше заранее накормить специальными розовыми таблетками.
       А ещё эти места очень вдохновляют на всякого вида творчество, — у меня даже появилось желание взять краски, кисти с этюдником и поселиться на недельку в каком-нибудь селении между гор. Но пока я только высовывала руку с фотоаппаратом из окна движущегося автомобиля.
       Заваленные горизонты прошу считать особым художественным приёмом, позволяющим оценить извилистость серпантина и угол наклона трассы.

Фотки из окна автомобиля )
vagabondgirl: (у моря)
       Какое же всё-таки счастье, что есть этот город!
       Консервативный и одновременно сумасбродный — он спасает, исцеляет, умиротворяет, смиряет, вдохновляет, наполняет верой; никто и ничто не может забрать его у тебя — он навсегда твой, и любовь твоя к нему — навсегда. И так хорошо делается: светло, уютно. Легко и просто получается здесь быть собой. Подарок жизни.

vagabondgirl: (капюшон)
                                                                       
Хмельницький — Шепетiвка —  Старий Кривин — Остро㠘— Рiвне — Львiв — Хмельницький
                                             
               
«...нет никакого Рио-де-Жанейро, и Америки нет, и Европы нет,
ничего нет. И вообще последний город — это Шепетовка,
о которую разбиваются волны Атлантического океана.»

И. Ильф, Е. Петров, "Золотой телёнок"
    В спонтанных путешествиях, которые случаются не по заранее составленным маршрутам, есть своя прелесть. Пожалуй, такие люблю даже больше остальных. В них почти невозможны разочарования, но гарантированы дорожные приключения и неожиданные открытия.
       Когда быть в дороге — твоё естественное состояние, погружаться в которое для тебя важнее, чем прибывать в запланированный пункт назначения, то кажется нормальным знать лишь исходную точку движения, а направление выбирать практически в момент старта.
       Совсем неважно (а вместе с тем — очень любопытно), в каком населённом пункте ты будешь сегодня ночевать, — лишь бы ветер в волосах и полный бак бензина, а твои спутники — единые  с тобой организмы...
       И тогда ты обретаешь способность понимать, что нет городов — есть только твоё отношение к ним. Не имеет значения, какая точка географии, какой пейзаж за окном; всё — каким бы оно ни было — имеет свой уникальный смысл, наполняющий данный конкретный момент важностью и содержанием.
       Carpe diem. Не упускай ценность мгновений, расставляй на своих внутренних топографических картах собственные условные знаки, складывай впечатления в шкатулку будущих воспоминаний, чтобы потом, при соответствующем расположении духа, любовно перебирать её "экспонаты". Желательно ничего не упускать из виду — никогда заранее не знаешь, какое из воспоминаний со временем обретёт статус отдельной ценности, и откуда родом будет оно —  из Парижа ли, глухой деревни или монгольской степи.

       ...Дорога из Хмельницкого в Шепетовку — солнечные лучи сквозь утренний туман на полях, серебряные волны гречишных полей и пронизительно чистый воздух. А ещё купленный на бензозаправке кофе с шоколадом, выпитый посреди ярко-жёлтого подсолнухового поля в половине седьмого утра. И возбуждающая мысль о том, что, наверное, никто никогда такого раньше не делал.
       Старый Кривин — это густо и пряно пахнущий дубово-сосновый лес с растущей в нём дикой малиной, пение петухов, новый отель посреди украинской деревни и... черника на завтрак.
       Острог — умиротворение, курицы с кошками на улицах и башня средневекового замка князей Острожских.
       Ровно — вряд ли то место, куда стоит ехать специально, но шоколадный десерт в арт-кафе "Сальвадор Дали" был неплох. И погода случилась приятная.
       Двести километров на юго-запад — и Львов! Колоритный, уютный, импозантный, размеренный и совершенно прекрасный. Он — в заветном списке городов, в которые время от времени стоит обязательно приезжать, — не столько за достопримечательностями (хотя весь исторический центр Львова внесен в список наследия ЮНЕСКО), сколько за исключительной атмосферой, которая обычно возникает только на месте смешения многих культур и народов.
       Не нужно селиться в отеле — куда лучше снять квартиру в центре старого города в столетнем, как минимум, доме, с изогнуто-витиеватой лесницей и скрипучей входной дверью.
       Башни, соборы, костёлы... — ходить до ночи по узким средневековым очень фотогеничным улицам, ощущая, как прикасаешься к чему-то особенному; с радостью первооткрывателя находить в этом городе что-то "своё". Позавтракать в какой-нибудь кав'ярні за столиком на открытом воздухе. Непременно. Утренний пробуждающийся Львов — вне времени и измерений.
       Гармония, красота, спокойствие и утончённость этого города проникают в тебя, растворяясь, — и ты чувствуешь себя самого красивым, утончённым и гармоничным. Очень вдохновляющее ощущение, достойное того, чтобы быть неоднократно повторённым.

Много фоток Львова, некоторых других мест и людей )
vagabondgirl: (Default)
     Мыс Сарыч — самая южная точка Украины. До Анатолийского побережья Турции отсюда всего 142 мили, а до объекта "Заря" — рукой подать.
       По дороге, которая ведёт из Севастополя в Форос, ездить очень приятно — она всегда свежеразмеченная и гладкая, потому что по ней президент добирается к себе на дачу из Бельбека. Море на Сарыче чистое, ландшафт — субтропический, пейзаж — выразительный. Сплошная красота и благодать.

СМОТРЕТЬ )
vagabondgirl: (у моря)
       Поразительная лазоревая голубизна, идеальная температура воды, идеальная жара, "клюющие" водоросли маленькие рыбы, лысые персики, маленькие ярко-жёлтые медово-сладкие дыни, родниковая вода...
       И воздух — густой, пряный — ароматический шедевр, — его хочется впитать, втереть в себя. Не знаю места, где пахнет лучше. Каждый компонент "парфюмерной композиции" — сам по себе и в то же время в удивительной гармонии с другими: туя и кипарисы, высушенная жарой — уже в июне — трава, можжевельник, хвоя, шалфей, полынь, соль, водоросли, йод, морская влага в горячих солнечных лучах.
       Разнообразный, ненадоедливый, неупорядоченный, несуетливый, аутентичный, иногда ирреальный Крым, который сам "ничей", неизменно наполняет пространство ощущением безграничной свободы, даёт вдохновение и вкус к жизни.
       Засовываешь пальцы ног в мелкую влажную разноцветную гальку — и вот они, все смыслы и все ответы мира, устроенного очень просто, и правильно, и мудро; и очевидна бессмысленная глупость большинства "важных" общественно-значимых вещей. И даже если больше ничего, а только море, горы и это восхитительное чувство  свободы, — то и это уже много, и это уже хорошо.
  

vagabondgirl: (Default)
     
       Участвовала в одном эксперименте, на одном из этапов которого надо было, не задумываясь, без пауз, написать подряд до ста пунктов о том, что любишь и не любишь. Сто получилось легко. Могла бы и больше. Подумалось, что это очень в формате ЖЖ, - решила выложить.


Люблю
1) когда из окна видно море;
2) море в любую погоду;
3) самолёты;
4) пионы;
5) натуральный цвет волос у людей (если не седые);
6) браслеты;
7) прыгать на батуте;
8) большие рамные внедорожники;
9) когда цветёт сирень;
10) чувство такта в людях;
ДАЛЬШЕ )
vagabondgirl: (сыночки)

       Все самые хорошие события, произошедшие в моей жизни, никогда не были запланированы заранее.
       Ещё за год до встречи с ним я и не предполагала, что моя жизнь может снова так измениться. Впервые я увидела его тёплым ноябрьским вечером. Он не был тогда до умопомрачения красивым, но зато сразу, как мне показалось, улыбнулся, и я его с первого взгляда полюбила.
       Позже я узнала, что он весёлый, добрый и может рассказывать смешные вещи. Он обожает насекомых, манную кашу и купаться в шторм. У него мягкие ласковые руки, белые кудри и длинные ресницы, а губы пахнут карамелью.
        Иногда он называет меня "моя девочка красивая", посвящает картины, песни и стихи, обнимает и гладит по щекам. Он каждый день дарит мне цветы, осенние букеты или икебаны из веток. А ещё обещает подарить серёжки, белые сапоги, розовое сердечко, платье, новую тетрадку и красивые носочки. Когда вырастет. А сегодня ему исполняется пять лет. Люблю его очень!

       C Днём рождения, сынок!  Конечно, я подарю тебе, как ты хочешь, "автомат с пульками на нитках и карточки с супергонками", а ещё буду всегда стараться быть вам с братом хорошей и радостной мамой.

vagabondgirl: (руки)
       Снова хочу в Стамбул. Купить билет на самолёт, пролететь 600 километров, в аэропорту Ататюрка зайти в вагон лёгкого метро и доехать до Зейтинбурну, потом пересесть на трамвай и выйти на площади Султанахмет, или в Эминёню. А, может, в Каракёе или Кабаташе. И много ходить, и сидеть у Босфора, и заматываться в шарф, и пить кофе, и кормить симитами чаек, и по-вампирски насыщаться особенной энергией этого невероятного места. А его кусочки опять забрать с собой, и поселить их, как и привезённые ранее, у себя дома...


vagabondgirl: (у моря)

      О своём робком, но уже очевидном присутствии непривычно ранняя осень объявила пряной терпкостью воздуха, прохладой вечеров и шуршанием каштановых листьев. Лето уходит из города, чтобы, зацепившись за скалы, ещё целый месяц обитать на неширокой полосе прибрежной линии, согревая воду и камни с загорающими на них вёрткими ящерицами.
      Хочется разбить палатку на диком пляже и жить там весь сентябрь - дни уже не жаркие, а ночи всё ещё теплые.
      В это время года я очень люблю ночевать на берегу моря. Именно сейчас звёзды наиболее ярки и многочисленны, а морские запахи насыщенны и густы. Расставленные на гальке свечи, безмолвные скалы, жёлтая лунная дорожка на блестящей чёрной воде - это особая комплексная вакцина удовольствия, уберегающая от  раздражения, мизантропических приступов и мелочности бытовых проблем. Особые ощущения - под сопровождение рокота волн прилива засыпать под открытым небом, пытаясь найти в его бесконечности знакомые по звёздной карте созвездия.
      Удивительно, но на берегу просыпаешься всегда ровно с рассветом, обнаруживая необыкновенную тишину полного штиля и искрящуюся гладкую лазурную поверхность моря, которая ещё несколько часов назад была бездонно-чёрной и волнующейся.
       В первые секунды сверкающая миллионами солнечных зайчиков вода кажется обжигающе-прохладной, но только до тех пор, пока, набрав в грудь побольше воздуха, не нырнёшь и не поплывёшь, хватаясь - чтобы не выныривать - за подводные камни и водоросли, в какой-то момент начиная ощущать себя большой бронзовой рыбиной, которая вот-вот начнёт дышать под водой...

       В общем, сегодня я получила ещё одну "прививку".

vagabondgirl: (Default)

    Эту запись я посвящаю своим многочисленным одноинститутникам, с разным успехом благополучия расселившимся в столице РФ и то и дело задающим мне вопрос о том как  я, "камчадалка-россиянка, могла оказаться и остаться жить в Украине,  где спят с салом подмышкой и ненавидят русских".
                                            


                                                                                    Не может быть, чтобы при мысли, что и вы в Севастополе,
                                                                              не проникло в душу вашу чувство какого-то мужества, гордости
                                                                                   и чтоб кровь не стала быстрее обращаться в ваших жилах...

                                                                                                                                                                     (Л.Н. Толстой)

     
   Рассказывая о Севастополе, очень сложно не "сорваться" на высокий штиль и не заговорить о морской славе и воинской доблести, о насыщенной суровой истории, событий в которой всего за 228 лет существования города было больше, чем в ином государстве.
        Здесь снято огромное количество фильмов; о Севастополе написано более ста пятидесяти
песен - вот эти, например, всем известные и хорошо отражающие торжественную составляющую города:


        Жила я в разных местах и, впервые приехав в Севастополь в год великого дефолта, даже не предполагала, что задержусь здесь так надолго. Несколько раз после этого я зачем-то пыталась жить в Москве, и, хотя не всегда у меня там складывалось как в "Письме бабушке Уйне", через некоторое время я опять  возвращалась в Севастополь.
      
Видимо, для того чтобы чувствовать себя в гармонии с окружающей средой, мне нужны уютные акварельные гавани, бронзовые суровые адмиралы на постаментах, чайки, вздутые паруса, акации, цветущие каштаны, платаны с пятнистой корой, чугунные пушки, старые маяки, белые мачты яхт в Балаклаве, сладкий аромат южной ночи, зацветающий в феврале сиреневый миндаль, пахучий можжевельник, лебеди в зимних бухтах, строгие белые равелины, крутые обрывы мыса Фиолент, палатка на берегу, выгоревшие на солнце волосы, запах моря в порах загорелой кожи, яркие звёзды в невероятно чёрной высоте, рыбацкие шхуны в гладком блестящем море на рассвете, ультрамариновое небо, солёный ветер, зелёные свечи кипарисов, майские маковые поля, выжженная июльским солнцем трава на мысах, букетики лаванды, всего 600 километров до Константинополя, цепи якорей, тёмно-серые корабли с белыми цифрами на бортах, шторм в январе, три дня снега на земле за короткую и несерьёзную зиму, тёплый жёлтый ноябрь, дороги среди виноградников...
        Залитый солнцем белокаменный город на берегу самого синего моря - это ещё просто очень красиво. Это так, как должно быть: жить в
месте, в котором отчётливо ощущаешь вкус бытия. Севастополь - это образ жизни, ребята.
vagabondgirl: (Default)

      Стамбул (точнее, Истáнбул) - моя бесконечная привязанность. Каждый раз, возвращаясь туда, проживаю несколько разных жизней, - таков уж этот город. 
      У меня не получается хорошо писать о страсти - из-за бессловесности личной области чувств.  Поэтому просто расскажу о том, что можно делать в Стамбуле, когда приезжаешь туда не для охоты за достопримечательностями, а за настроением.  


 Поселиться около какой-нибудь мечети и ранним утром просыпаться от протяжного призыва муэдзина к намазу.

Гордо сбрасывая со счетов расстояния, забыть о существовании такси и любого другого наземного транспорта, кроме собственных ног.

Пройти пешком по краю Европы от Каракёя до Румели Хисары. Полазить по крепости. Вернуться пешком обратно. Потом гордиться собой.
     
Не думая о фигуре, накупить вкуснейших сладких великолепий в кондитерской Мешхур Бебек Бадем Эзмеджиси.
    
Подняться в один из ресторанчиков под крышей на набережной между Куручешме и Бебеком, попросить меню на турецком и ткнуть пальцем в самое непонятное название. Получить свой сюрприз и сидеть, наслаждаясь одним из лучших видов на Босфор. 
      
Поискать французский квартал за школой Галатасарай. Не найти его и оставить эту затею на следующий приезд.

Поискать виллу Троцкого на Бюйюкаде. Не найти её. Оставить эту затею совсем.

Выпить чаю в старом кафе Пьера Лоти на самой вершине кладбищенского холма в районе Эйюп. Восторгнуться сумасшедше-красивой панорамой.

Купить балык вэ экмек (рыбу - обычно скумбрию - в булке), устроиться на лавочке у Босфора и медитировать, выковыривая из рыбины косточки. Булку скормить чайкам. Ещё сутки после этого славно пахнуть одинаковым со скумбрией ароматом.

В пустой кафешке у пролива заказать кофе или салеп, достать путевой блокнот и набросать в нём несколько стамбульских настроенческих рисунков.

Ближе к закату  переплыть на пароме в Азию и наблюдать, как садится солнце над Европой.

Купить бутылку местного вина. Забраться с ней поздно вечером на террасу на крыше отеля и смотреть на подсвеченные минареты  мечетей и огни кораблей, плывущих по Босфору или Мраморному морю.

Вечером, около девяти часов, сесть на скамейку на площади Султанахмет, слушать перекличку муэдзинов и рассмаривать проходящих мимо людей.

Прийти в музей литературы, побродить по библиотеке, потом по кладбищу, разглядывая надгробия усопших поэтов и мыслителей. В кофейне на кладбище воскурить наргиле. Проникнуться атмосферой жизненной мудрости.

Подняться на холм Чамлыджа в азиатсткой части. Потерять дыхание от восторга при открывшемся виде на город.
     
У Галатского моста завернуть в лабиринт улиц, пройти через старый жилой квартал, удивиться непривычной для Стамбула тишине, зайти в Сулеймание-джами - мечеть Сулеймана Великолепного.
Приложить ладони к колоннам, ощутив их вечный холод, вслушаться в непонятные слова молитвы паломников, подивиться гармонии полусфер купольного перекрытия, ощутить единство с вечностью.  Побродить по кладбищу, примыкающему к мечети, зайти в усыпальницы Сулеймана Великолепного и его жены Хуррем (Роксоланы).
         
Примерно на середине улицы Истикляль повернуть вниз к Босфору, оказаться в забавном районе Чукурджума, состоящему практически из одних антикварных лавок. Купить себе там какую-нибудь примечательную нелепицу. Поболтать со старым турком, хозяином лавки.

Спрятав подальше карту, петлять по незнакомым улочкам, то и дело куда-то сворачивая по внезапному побуждению. Попытаться заблудиться и не суметь этого сделать благодаря надёжному и незыблемому присутствию трёх водных ориентиров:  пролива Босфор,  залива Золотой Рог и Мраморного моря.

Понять, что в Стамбуле у тебя есть ещё и другие три тысячи важных дел...



Ещё чуть фоток )

April 2017

S M T W T F S
       1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom
Page generated 20 September 2017 10:53 am
Powered by Dreamwidth Studios